+7 (928) 452-83-45
+7 (940) 991-63-34

ЛИЧНЫЕ ИСТОРИИ

Я ХОТЕЛ БЫТЬ КРУТЫМ

Я родился в 1979 году в областном центре на Урале. С самого детства мне внушили, что я не способен сам решать свои проблемы, впрочем, и я сам немало поспособствовал тому, чтобы все вокруг считали меня непутевым. У меня была старшая сестра, которая всюду за мной приглядывала, оберегала меня и делала все то, что я в своем возрасте уже должен был делать сам. Результатом такого воспитания стало то, что сестра выросла ответственным и самостоятельным человеком, а я как был непутевым, так им и остался.

В школе мне пришлось остаться одному без постоянной поддержки сестры, и вполне естественно, что я сразу потянулся к сильным ребятам, чтобы они стали моей новой опорой и решали за меня все проблемы. Мне удалось попасть в одну из таких компаний, но я всегда занимал в ней роль далеко не первого плана, и по мере взросления меня это начинало все больше и больше «напрягать». Мне очень хотелось самому быть крутым, а не прятаться за спинами своих друзей, но сам я, к сожалению мало чего мог. Я просто хотел вдруг получить нужный авторитет, не прилагая к этому никаких усилий.

В пятом классе я закурил первую сигарету, следуя примеру своих приятелей. Мне очень не понравилось, но это было тогда показателем крутости, поэтому я снова и снова заставлял себя курить одну сигарету за другой. В седьмом классе я впервые попробовал алкоголь, и история повторилась. Мы с другом выпили на двоих бутылку какого-то дешевого портвейна. Мне было настолько плохо, что я клялся, что никогда в жизни больше не выпью ничего подобного. Мой друг спал в логу в собственной блевотине, а я ползал вокруг него на карачках. На нас приходила посмотреть вся школа и на следующий день я, наконец, получил то, что давно искал. Мы с другом были героями дня, про нас говорила вся школа одни с насмешками, другие с уважением. Я, наконец, оказался в центре внимания. Пить больше не хотелось, но это был отличный способ привлечь к себе внимание, и я заставил себя продолжить. В течении нескольких месяцев я с друзьями практически ежедневно напивался пивом, а потом шарахался по району, стараясь как можно чаще попадаться на глаза одноклассникам.

Через полгода употреблять алкоголь стало не интересно, так как в школе пили уже почти все, и этим я уже ничем не отличался от других. Я начал пить умеренно, но не оставлял попытки найти что-то новое, что опять выделило бы меня среди остальных моих сверстников. Я готов был пробовать, что угодно и совершать любые эксперименты. В 9-ом классе мне в руки попалась анаша, и последующие два года я курил ее ежедневно все в больших и больших количествах. После окончания школы я пошел учиться в лицей, но до учебы мне никакого дела не было. Я пил алкоголь, курил траву, и все учебное время в основном проводил на улице. В конце учебного года меня выгнали из лицея, и я бездельничал целый год. К этому времени анаша мне уже изрядно надоела. Мало того что она, как и алкоголь, уже не была признаком крутости, так она еще и перестала приносить то удовольствие, которое я получал от нее в начале. Я курил ее как сигареты один «косяк» за другим, но весело уже почему-то не было.

Тогда я уже слышал о наркотиках, которые употребляют внутривенно, но думал, что для меня это пока слишком круто и не искал возможности употребить, ровно до тех пор, пока не попробовал мой друг. Мне он показался на тот момент нереально крутым, и мне безумно хотелось не отставать. Уже через пару дней я как бы случайно попал на квартиру, где варили наркотик. Колоться было страшно, но показать кому-то свой страх было еще страшней. Мне «подняли» из кружки какую-то грязь и «заботливый» товарищ со стажем ввел в меня мутный раствор темного цвета. Состояние было жуткое: тяжелый «приход», от которого даже кости начало выламывать, я побледнел как простыня и весь оставшийся вечер провел в полусонном состоянии у подъезда на корточках. Временами меня тошнило, и я молил Бога о том, чтобы меня поскорее отпустило. В общем, мне опять не понравилось, но я уже привык к тому, что с первого раза кайф трудно понять, поэтому я продолжил употреблять, пока не прочувствовал всю прелесть наркотика и не решил что теперь это мое навсегда.

Практически сразу же родителям стало известно о моем новом пристрастии, но я всячески изворачивался, врал и обещал, что больше этого не повторится. Меня лишили денег на карманные расходы, и чтобы поддерживать свою привычку я начал подворовывать у родителей и приторговывать легкими наркотиками. Летом я занимался тем, что лазил по чужим дачам и огородам, собирал растущий там мак и дома производил из него любимый наркотик. Несколько раз разгневанные дачники едва не зарубили меня топорами, но я продолжал сборы, а опасность только добавляла еще больше азарта. В то время я действительно чувствовал себя крутым. Мне уже не нужно было держаться с сильными ребятами, теперь я наоборот старался быть в компании парней младше и слабее меня как морально, так и физически. Среди них я чувствовал себя королем, мой авторитет не кем не оспаривался, ко мне обращались за советом и поддержкой, в общем, у меня было все, к чему я так долго стремился.

Я поучился практически во всех техникумах города, каждый раз поступая по одной и той же схеме. Я собирал вокруг себя компанию первокурсников, тех, кто не прочь был попробовать наркотики. У них были деньги, у меня возможности купить наркотики и опыт употребления. В течении всего года мы совместно употребляли, а к концу учебного года нас всех в большинстве случаев отчисляли. Так повторялось 3 или 4 раза и лишь один раз меня перевили на 2-ой курс, чтобы в середине года все равно отчислить. Я решил, что учеба для меня абсолютно бесполезное занятие и прекратил все попытки получить хоть какое-то образование.

Я оказался на улице. Наркотики доставать становилось все сложнее, и я пристрастился к алкоголю. Озлобленный на весь мир, в пьяном угаре я творил абсолютно безумные вещи: практически каждый вечер с компанией друзей, изрядно выпив, мы выходили на улицу и ради развлечения били прохожих железными палками. Естественно очень быстро я попал в милицию, но мне повезло, я отделался условным сроком. Это стало для меня уроком, я перестал злоупотреблять алкоголем, и вновь пересел на героин.

Я начал работать на заводе и стали появляться финансовые возможности для того чтобы поддерживать свое пристрастие. В последующие несколько лет я несколько раз менял работу и даже умудрился сделать карьерный рост. Я изучил компьютер и начал работать в офисе, но все разваливалось на глазах, когда дело касалось наркотиков. Мне удавалось строить хоть какую-то социальную жизнь только тогда, когда это не шло в ущерб употреблению. Я еще тешил себя иллюзиями, что в моей жизни все в порядке, не замечая как на глазах рушится даже то, немногое, чего я смог добиться. Все мои друзья употребляли наркотики, и с другими людьми мне было не интересно, и я понятия не имел о чем с ними разговаривать. Мой круг общения быстро сужался, из-за наркотиков я начал терять даже тех старых друзей, с которыми вместе употреблял. Многие умерли от передозировки, многих посадили в тюрьму на долгие годы, многие предали меня, многих предал я, так как наркотик оказался важнее дружеских отношений. Я прошел через несколько серьезных передозировок, в результате одной из них несколько дней провел в коме. Я подхватил через иглу Гепатит С и ВИЧ. Я разрушил отношения с родителями, получил две судимости, но при этом всем отрицание своих проблем было настолько сильным, что я по-прежнему считал, что у меня все не так уж и плохо, и что однажды наступит день, когда я просто возьму и брошу наркотики.

Несколько раз я «перекумаривал» самостоятельно, но максимум через неделю опять начинал употреблять систематически. Я пытался заменить один наркотик на другой, но становилось еще хуже. Я пытался сократить употребление, но употреблял еще больше. Я был слеп, и считал, что все находится под контролем, несмотря на очевидность обратного. Я просто сидел и ждал, когда произойдет что-то что заставит меня раз и навсегда отказаться от наркотиков. Я считал, что нужен лишь определенный стимул: «Вот куплю машину, и сразу брошу», «Вот друзья выйдут из тюрьмы, тогда и я сразу брошу», «Вот встречу девушку,влюблюсь, и сразу брошу».

Вскоре я встретил такую девушку. Два года отношений с ней были, пожалуй, самым тяжелым временем в моей жизни. Мы начали вместе употреблять наркотики, и из-за этого наши отношения были насквозь пропитаны взаимным недоверием, обидами, ревностью и страхами. От всего этого я думал, что схожу с ума, меня все чаще и чаще посещали мысли о суициде, но духу сделать это не хватало. Я просто употреблял все больше и больше, чтобы хоть как-то забыться. Наконец, после двух лет мучений наши отношения прекратились. Мне было очень трудно расставаться и я «закалывал» свою боль наркотиками, не замечая как все вокруг меня разрушается.

В себя я пришел только через год. К этому времени я потерял работу, продал практически все ценности из дома, разрушил отношения со всеми близкими людьми. Родители не пускали меня домой, и я жил то у одного своего соупотребителя, то у другого. Иногда мне приходилось ночевать в подъездах жилых домов, постелив на лестницу несколько газет. Мои иллюзии, что я в состоянии контролировать свою жизнь, и что когда-нибудь все обязательно наладится само собой, разлетелись в прах, когда я обнаружил себя однажды стоящим по колено в сугробе возле многоэтажного дома. На улице стоял 25-ти градусный мороз, а я был без шапки в рваном пуховике и летних замшевых кроссовках. Мне трясло и ломало, но я упорно стоял и ждал, когда мой друг скинет мне с балкона 8-ого этажа украденный из дома ковер, который мы намеревались продать на рынке. Как-то неожиданно пришло осознание того на сколько я увяз во всем этом, что сделал со мной наркотик и что дальше будет только хуже. Я уже не мог больше жить без наркотиков. Меня заботило только то, чтобы очередная доза была ежедневно утром и вечером, а что для этого необходимо сделать меня не особо волновало. Наркотики уже не приносили удовольствия, они просто позволяли мне существовать, двигаться, говорить и находится хоть в каком-то рабочем состоянии. И еще был огромный страх, что когда-нибудь их не станет и меня начнет ломать. Движимый этим страхом, я был готов на любые безумства. Я готов был даже на убийство, если бы это обеспечило меня наркотиками хоть на какое-нибудь продолжительное время.

Я больше не предпринимал попыток прекратить употребление, и всячески отмахивался от всех предложений родителей начать лечение. Я уже не верил не в свои силы, не в способность врачей как-то помочь мне, но, в конце концов, я оказался настолько загнан в угол своей зависимостью, что казалось, что хуже, чем сейчас быть уже просто не может, и тогда я согласился пройти курс реабилитации в предложенном родителями центре. Не могу сказать, чтобы я на что-то надеялся, но решил, что стоит как минимум «перекумарить», дать себе немного отдохнуть и прийти в норму. В центре я познакомился с программой «12 шагов» и увидел наркоманов, которые благодаря этой программе уже долгое время оставались трезвыми. Я не понимал от чего им так хорошо и весело. Моя жизнь последние несколько лет была одной сплошной депрессией, даже при наличии наркотиков, а уж остаться трезвым для меня было равносильно смерти. Однако люди которых я увидел, казалось, были полностью счастливы, и при этом абсолютно ничего не употребляли. Мне безумного захотелось получить то же, что имели они, и я начал делать для этого все, что мне говорили делать. Я прошел весь курс реабилитации и сейчас остаюсь трезвым уже больше года. Теперь я прекрасно понимаю радость тех людей, которых я увидел в самом начале, когда только попал в центр. Мне больше не нужно во чтоб это не стало употреблять наркотики, мне не нужно врать изворачиваться и скрывать свои истинные чувства, и главное, мне больше не нужно казаться крутым, я могу оставаться таким, какой я есть со всеми своими слабыми и сильными сторонами. И это здорово!

СПИСОК
Я хотел быть крутым